Знаменитые люди района

АМИРОВ КАФИЛЬ ФАХРАЗЕЕВИЧ

Экс - прокурор Республики Татарстан, государственный советник юстиции второго класса.

Биография

Родился 24 мая 1949 года в деревне Нариман Теньковского района (ныне Верхнеуслонский район) Татарской АССР.

Окончил Харьковский юридический институт в 1972 году.

С 1966 по 1968 годы работал корреспондентом районной газеты в Удмуртии. После окончания ХЮрИ с 1972 года работал в органах прокуратуры: с 1972 по 1973 годы — следователь прокуратуры Сармановского района, с 1973 по 1980 годы — старший следователь прокуратуры ТАССР, с 1980 по 1989 годы — прокурор Вахитовского района Казани, с 1989 по 1992 годы — первый заместитель прокурора Казани.

С 1992 года — заместитель прокурора Республики Татарстан, начальник следственного управления прокуратуры.

С 1997 по 2000 годы — первый заместитель прокурора Республики Татарстан.

29 июня 2000 года назначен прокурором РТ после назначения предыдущего прокурора Сайфихана Нафиева на должность Председателя Конституционного суда Республики Татарстан.

21 сентября 2013 года объявил о своей отставке.

Награды и звания

Заслуженный юрист Татарстана

 

БЕЛОКУРОВ ВЛАДИМИР ВЯЧЕСЛАВОВИЧ
 

Владимир Белокуров родился 25 июня 1904 года в селе Нижний Услон, в многодетной семье сельского священника. Учился в казанской гимназии, затем работал униформистом в местном цирке, затем в оперетте у антрепренёра Григория Розенберга.

Казанский драматический театр

Во время работы в Казанском драматическом театре. 1925 год

В 1918 году окончил театральное отделение Высшего института народного образования в Казани. После окончания института работал в труппе И. Н. Певцова в Казанском драматическом театре (ныне Казанский академический русский Большой драматический театр имени Качалова). Дебютировал в пьесе Д. C. Мережковского «Павел I», в роли поручика Долгорукого.

В 1920 году поступил в Казанскую губернскую драматическую студию при Большом драматическом театре под руководством З. М. Славяновой, после окончания которой был принят в труппу Казанского Большого друматического театра. В это же время начал преподавать в Татарском театральном техникуме.

В 1919—1923 годах в казанском театре Владимир Белокуров сыграл Костылёва в «На дне» М. Горького, Яшу в «Вишнёвом саде» А. П. Чехова, Шприха в «Маскараде» М. Ю. Лермонтова, Кудряша в «Грозе» А. Н. Островского.

В 1924 году уехал из Казани в Москву.

Театр Революции. Начало работы в кино

В возрасте 20 лет Владимир Белокуров перебрался в Москву и поступил в Театр имени МГСПС — будущий Театр имени Моссовета. Однако проработал меньше года, и осенью 1924 года перешёл в Театр Революции (ныне Московский академический театр имени Владимира Маяковского), который к этому времени уже покинул В. Э. Мейерхольд, но где всё ещё шли поставленные им пьесы. Белокуров сыграл в одной из них — роль Белогубова в «Доходном месте» Островского, за что был отмечен рецезентами и самим Мейерхольдом. Следующим важным этапом в работе артиста стало сотрудничество с режиссёром А. Д. Поповым: Белокуров получил хорошие отзывы за исполнение ролей партийца Андрона в «Моём друге» Н. Ф. Погодина и Меркуцио в «Ромео и Джульетте» Шекспира.

В Театре Революции Владимир Белокуров прослужил 12 лет, сыграл более тридцати ролей, в основном в пьесах современного репертуара. В это время он начал заниматься педагогической деятельностью в театральной школе юниоров и в училище при Театре Революции, а также сниматься в кино. Первой его киноработой стала роль аудитора-заики в фильме Василия Фёдорова «Мёртвый дом» (1932), снятому по роману Ф. М. Достоевского.
МХАТ

В 1936 году Владимир Белокуров пришёл в Московский художественный академический театр, где проработал всю оставшуюся жизнь. Всего во МХАТе Белокурову довелось сыграть 51 роль. Одна из первых ролей нового артиста — Лёнька в «Земле» Н. Е. Вирты — обратила на себя внимание, и Белокурова начинают вводить в текущий репертуар. Среди первых ролей Белокурова во МХАТе — Отшельников в «Половчанских садах» Л. М. Леонова (1938). В пьесе А. С. Грибоедова «Горе от ума» (1940) Белокуров воплотил образ победителя-подлеца Молчалина. Среди других ролей — Родэ («Три сестры» А. П. Чехова, 1940).

Большую известность принесла актёру роль Чичикова, ставшая классической в репертуаре МХАТа. Впервые в этой роли Белокуров вышел на сцену за несколько дней до начала войны, заменив В. О. Топоркова. Спектакль «Мёртвых душах» в инсценировке М. А. Булгакова был поставлен в 1932 году В. Г. Сахновским и Е. С. Телешёвой под художественным руководством К. С. Станиславского и к 1941 году стал одним из главных в репертуаре. Ввод нового исполнителя на такую роль в первом театре страны, естественно, вызвал большой интерес, тем более что спектакль собрал почти всех самых ярких исполнителей Художественного театра. Белокуров — Чичиков получил широкое признание у зрителей и критиков, актёр ввёл собственную оригинальную трактовку этого образа. Эта роль оставалась в репертуаре актёра более тридцати лет. Когда много позже, в 1960 году, кинорежиссёр Л. З. Трауберг взялся за поставку фильма по мотивам спектакля, на роль Чичикова, естественно, был приглашён Владимир Белокуров. Спектакль «Мёртвые души» относится к шедеврам Художественного театра и стал темой множества исследований и публикаций.

В том же 1941 году, но уже после начала Великой Отечественной войны, вышел кинофильм «Валерий Чкалов» (1941), в котором Владимир Белокуров сыграл прославленного лётчика. Фильм имел огромный успех, так как вселял оптимизм, укреплял веру в победу. У Владимира Белокурова появились перспективы стать успешным киноактёром — исполнителем романтико-героических ролей, но как оказалось в дальнейшем, этот путь был не для него.

В годы Великой Отечественной войны Владимир Белокуров продолжал работать в театре и сниматься в кино. Так, в 1943 году он сыграл Гетманова в «Глубокой разведке» А. А. Крона. А в 1945 году на экраны вышел один из первых советских военных детективов «Поединок», где Белокурову досталась роль матёрого диверсанта. Роль была своеобразной, актёру приходилось сыграть три разных характера, и Белокуров блестяще справился с этой задачей, закрепив за собой репутацию острого, разнопланового, хара́ктерного актёра.

Последовали и новые театральные работы: Яша в «Вишнёвом саде» (1945), в котором Белокуров создал собственные оригинальные трактовки, лакей Григорий («Плоды просвещения» Л. Н. Толстого, 1951), Лопахин («Вишнёвый сад», 1958), Нечай («Над Днепром» А. Е. Корнейчука, 1961), Городничий («Ревизор» Н. В. Гоголя, 1967), Гровс («Обратный счёт», 1970) и др.
Работа в кино

Владимир Белокуров постоянно снимался в кино с 1932 года. Всего он сыграл в пятидесяти фильмах. Кроме ярких ролей в фильмах «Валерий Чкалов» (1941) и «Поединок» (1945), важные киноработы в послевоенной карьере Владимира Белокурова: один из главарей Третьего рейха Мартин Борман в фильме «Секретная миссия» (1950) и академик С. А. Чаплыгин в «Жуковском» (1950).

Владимир Белокуров — мастер киноэпизода и второплановых ролей. Особенно яркие его работы: боцман в «Полосатом рейсе» и персонажи в трилогии о «неуловимых мстителях», в каждой из частей которой Белокуров исполнил небольшие, но запоминающиеся роли: отец-философ, конферансье, «лохматый император» в дуэте с «лысым императором» Р. А. Быкова — в то время как роли остальных актёров были «сквозными». Особенно запомнился он зрителям в роли Лёвы Задова в экранизации повести А. Н. Толстого «Хмурое утро», породившей ряд крылатых фраз: «Я Лёва Задов, со мной шютить не надо!», «Засыписся, котик!», «Я бью два раза — раз по голове, другой по крышке гроба», «Выдь у тамбур» и т. д. Яркую эпизодическую роль (скрипача Коркина) сыграл актер в знаменитом фильме А. Митты по сценарию А. Володина «Звонят, откройте дверь».
Другая творческая деятельность

В 1956 году Белокуров попробовал себя в режиссуре, совместно с Н. Д. Ковшовым поставив спектакль по пьесе А. Д. Салынского «Забытый друг».

Кроме работ в театре и кино, Белокуров снимался на телевидении (роль хитреца Вассеркопфа в телепостановке Татьяны Забаровской «Верните плату за обучение»), записывался на радио, выступал на эстраде.
Преподавательская деятельность
Могила Белокурова на Новодевичьем кладбище Москвы.

Преподавательская деятельность Владимира Белокурова продолжалась более 40 лет. В 1934—1948 годах он преподавал в ГИТИСе, в 1944 году выпустил курс, составивший основу Театра имени А. П. Чехова в Таганроге. В 1946 года Белокуров получил звание профессора кафедры актёрского мастерства ГИТИСа. В этом же году начал преподавать во ВГИКе.

Среди учеников Владимира Белокурова:

выпускники ГИТИСа: Е. М. Солодова (1944), Л. М. Аринина (1948)

выпускники ВГИКа: Н. П. Гребешкова (1954), Т. А. Логинова (1954), И. А. Арепина (1954), Феликс Яворский (1954), С. Н. Хитров (1959), А. В. Шенгелая (1960), В. Н. Рыжаков (1967), В. И. Теличкина (1967), Е. С. Васильева (1967), Ингрида Андриня (1967),

Антонина Лефтий (1967), Нина Ильина (1972), Андрей Праченко (1972), Л. Ф. Ефименко (1972), Г. Логинова[3] (1972), И. Б. Шевчук (1972).

Владимир Белокуров умер после тяжелой продолжительной болезни 28 января 1973 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище (участок № 7).

Признание и награды

- Заслуженный артист РСФСР (26 октября 1938)

- Народный артист РСФСР (28 октября 1954)

- Народный артист СССР (10 марта 1965)

- Сталинская премия второй степени (1951) — за исполнение роли С. А. Чаплыгина в фильме «Жуковский» (1950)

- Медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (15 мая 1946)

- Медаль «В память 800-летия Москвы» (1948)

- два ордена Трудового Красного Знамени (26.10.1948), (30.7.1964)

- медали.


Роли в театре МХАТ

1937 — «Земля» Н. Е. Вирта. Режиссёры: Л. М. Леонидов, Н. М. Горчаков — Лёнька

1939 — «Половчанские сады» Л. М. Леонова. Режиссёр: В. Г. Сахновский, худ. рук. В. И. Немирович-Данченко — Отшельников

1940 — «Горе от ума» А. С. Грибоедова. Режиссёры: В. И. Немирович-Данченко, Е. С. Телешева — Алексей Степанович Молчалин

1940 — «Три сестры» А. П. Чехова. Режиссёры: В. И. Немирович-Данченко, Н. Н. Литовцева, И. М. Раевский — Родэ

1941 — «Мёртвые души» Н. В. Гоголя. Режиссёры: В. Г. Сахновский, Е. С. Телешева, худ. рук. В. И. Немирович-Данченко — Павел Иванович Чичиков

1943 — «Глубокая разведка» А. А. Крона. Режиссёр: М. Н. Кедров — Андрей Михайлович Гетманов

1945 — «Вишнёвый сад» А. П. Чехова. Режиссёры: К. С. Станиславский, В. И. Немирович-Данченко — Яша

1951 — «Плоды просвещения» Л. Н. Толстого. Режиссёры: М. Н. Кедров, Н. Н. Литовцева, П. В. Лесли — лакей Григорий

1958 — «Вишнёвый сад» А. П. Чехова. Режиссёр: В. Я. Станицын — Ермолай Алексеевич Лопахин

1961 — «Над Днепром» А. Е. Корнейчука. Режиссёр: М. Н. Кедров, С. К. Блинников, И. М. Раевский — Нечай

1967 — «Ревизор» Н. В. Гоголя. Режиссёр: М. Н. Кедров — Городничий

1970 — «Обратный счёт» Е. Г. Рамзина. Режиссёр: О. Н. Ефремов — Гровс

Театр Революции

«Ромео и Джульетта» У. Шекспира. Режиссёр: А. Д. Попов — Меркуцио

«Мой друг» Н. Ф. Погодина. Режиссёр: А. Д. Попов — партиец Андрон

«Доходное место» А. Н. Островского — Онисим Панфилович Белогубов

Казанский Большой драматический театр

«Памяти Парижской коммуны» З. М. Славяновой — Флуранс

«Роман» Э. Шелдона — Гарри

«Два подростка» П. де Курселя — Фадер

«Павел I» Д. С. Мережковского — Николай Александрович Зубов

«Василиса Мелентьева» А. Н. Островского — Князь Волынский, Шут

«Идиот» Ф. М. Достоевского — Лебедев

«Гамлет» У. Шекспира — Осрик

«Кража» Дж. Лондона — Губерт

«Гроза» А. Н. Островского — Кудряш

«Маскарад» М. Ю. Лермонтова — Адам Петрович Шприх

«Вишнёвый сад» А. П. Чехова — Яша

«На дне» М. Горького — Костылёв

«Павел I» Д. С. Мережковского — поручик Долгорукий

Фильмография

1932 — Мёртвый дом — аудитор-заика

1935 — Конец полустанка — Вася Гнедочкин

1936 — Зори Парижа — Риго, прокурор

1941 — Валерий Чкалов — Чкалов

1944 — Поединок — Петер Вайнегер

1947 — Сельская учительница — Буков

1950 — Жуковский — С. А. Чаплыгин

1950 — Секретная миссия — Борман

1951 — Белинский — Барсуков

1953 — Великий воин Албании Скандербег — король

1953 — Серебристая пыль — Эптон Брюс

1953 — Застава в горах — Марроу

1954 — Запасной игрок — Цветков

1955 — Сын — Лавров

1955 — Михайло Ломоносов — заводчик

1956 — Долгий путь — Латкин

1956 — 300 лет тому… — Лизогуб

1957 — Поединок — штабс-капитан Диц

1958 — Лавина с гор — Шкуро

1958 — Шли солдаты… — генерал

1959 — Хмурое утро — Лёва Задов

1959 — Василий Суриков — Пётр Кузнецов, меценат

1960 — Рыжик — ткач

1960 — Мёртвые души — Чичиков

1961 — Полосатый рейс — Боцман

1961 — Воскресение — Масленников

1962 — Суд сумасшедших — Фред Хаггер

1962 — Цветок на камне — сектант

1963 — Королева бензоколонки — Медведь

1964 — Сон — Дубельт

1964 — Теперь пусть уходит — Лео Моргенштерн

1964 — Москва — Генуя — Ллойд-Джордж

1965 — «Ревизия» (в к/а «Фитиль» № 41) (короткометражный) — бухгалтер

1965 — Пока фронт в обороне — Шорохов

1965 — Звонят, откройте дверь — Коркин

1965 — Залп «Авроры» — Министр Временного правительства

1965 — Альпийская баллада — Австриец

1965 — Через кладбище — Сазон Иванович Кулик

1966 — Я родом из детства — учитель-инвалид

1966 — Неуловимые мстители — священник-философ

1967 — Непоседы — Вор

1967 — Запомним этот день — Равинский

1967 — Война под крышами — Стрельцов

1968 — Ошибка Оноре де Бальзака — Зарицкий

1968 — Новые приключения неуловимых — конферансье

1968 — Взрыв после полуночи — священник

1969 — Преступление и наказание — трактирщик (нет в титрах)

1969 — Сыновья уходят в бой

1969 — Похищение — камео

1969 — Обвиняются в убийстве — свидетель Ферапонтов

1969 — Кура неукротимая — Семёнов

1970 — Семья Коцюбинских — «Морда»

1970 — Посланники вечности — Министр

1970 — Крушение империи — Кучеров

1971 — Рудобельская республика — Ревинский

1971 — Корона Российской империи, или Снова неуловимые — Лохматый император

1973 — Чиполлино — синьор Помидор после потрясения

 

 

 

ИВАН ФЁДОРОВИЧ ЛИХАЧЁВ

С 2010 года наш школьный краеведческий кружок при Тат.Бурнашевской школе стал открывать для себя имена известных людей, которые нашли последний приют у стен   Свияжского Успенского Богородицкого  мужского монастыря.  В 1907 году в Свияжске, который раньше входил в состав нашего района, был захоронен Иван Фёдорович Лихачев. В 2011 году  исполнилось бы 185 лет со дня его рождения. Юбилейная дата большой повод для  того что бы вспомнить этого человека.

На  наших глазах восстанавливается остров Свияжск. Строятся новые дома, реставрируются храмы,  острову граду возвращается  исторический облик. Но, что невозможно вернуть так это Свияжский некрополь. Раньше, я думаю,  жители Свияжска  не могли   проходить без благоговения мимо этого уголка земли, где упокоились останки многих великих людей. А теперь его просто нет.  «Вандалы советской эпохи безжалостно и целенаправленно истребляли   на острове  всё, что составляло историческую память народа. Тракторами в 1929 году смели в Волгу мраморные надгробья  кладбища, взрывали храмы, разорили богатейший  свияжский архив»  такие строчки  читаю в журнале Казань в статье  «Кумир Поверженный – всё бог» Татьяны Зарубиной. Больно и обидно за то, что не сохраняем память о знаменитых людях нашего края. Хочется, чтобы  их  знали, помнили  и гордились.

В истории русского флота периода второй половины XIX — начала XX века есть имя, которое незаслуженно забыто. Это имя вице-адмирала Ивана Федоровича Лихачева. По меткому выражению писателя В.С.Пикуля, «история умеет забывать». Участник Амурской экспедиции Г.И. Невельского, флаг-офицер вице-адмирала В.А.Корнилова в Восточной (Крымской) войне 1853— 1856 годов, командующий первой русской броненосной эскадрой на Балтийском море, морской агент (атташе) в Лондоне и Париже, кругосветный мореплаватель и ученый, автор многих научных статей о флоте, археолог и лингвист —   вот, далеко не полный перечень всех заслуг и увлечений этого человека. Но главное дело жизни И.Ф.Лихачева было связано с развитием морских сил России на Дальнем Востоке. Здесь раскрылся его талант администратора и морского деятеля. Под руководством Лихачева был основан пост в заливе Посьета и строился Владивосток, начаты гидрографические работы в заливе Петра Великого.
Где же родина Ивана Фёдоровича, в какой семье он родился, кто были его предки? С большим интересом узнаю следующие сведения из печатных источников. «По своему происхождению Иван Фёдорович Лихачев принадлежал к древней дворянской фамилии, известной на Руси с XV века. По преданию Лихачёвы происходили от литовского шляхтича Олега (Алексея) Богуславича Лиховца (он же Лиховский), якобы выехавшего из Литвы к Великому  князю Московскому Василию Тёмному в 1426 году.

Вскоре Олег Лиховец получил прозвище "Лихач" - от него-то и пошли уже Лихачёвы. Лихачёвы служили в разное время российскому престолу наместниками, стольниками и другими чинами, за что были пожалованы поместьями и грамотами. В наследство им достался и древний родовой герб, где за доблести и заслуги начертаны золотые воинские трубы, охотничий рог с зубом вепря, золотые ключи и сверло. Существовало несколько ветвей Лихачёвского рода. С  Казанью связано имя дьяка Фёдора Фёдоровича Лихачёва, который участвовал в событиях 1611- 1612 годов, так же  принимал  участие в соборе, на котором было утверждено избрание  Михаила Фёдоровича Романова на царство. В   1614 году  за труды в «разруху» был вознаграждён « кормлением» и назначен воеводой в  Казань.

Существующая и поныне казанская ветвь рода Лихачёвых ведет свою историю от некоего Ивана Евстигнеевича, небогатого помещика, дослужившегося до секунд-майора. Его сын Логин Иванович служил в лейб-гвардии Семёновского полка, позже - полковник Казанского гарнизона Свияжского пехотного полка,  он был первым владельцем имения Полянки Спасского уезда Казанской губернии, приобретя его в 1745 году на имя своей жены Марии Яковлевны, урожденной Новосильцовой.  Отныне Полянки сделались "родовым гнездом" казанской ветви Лихачёвых вплоть до 1917 года, а полянский  дом - местом сосредоточения предметов изящных искусств и старины, библиотеки и рукописей, приумножаемых из поколения в поколение.

Сын Логина Ивановича - Александр Логинович  (1752-1814), унаследовавший Полянки, поселился здесь после выхода  в отставку в 1773 году.   В этом браке родиться Александр прадедушка Ивана и Андрея Лихачевых. Существует  предание, что в 1774году во время восстания Пугачёва родовое поместье Полянки было саженно. Барин Александр Логинович был в отъезде, а его молодую  беременную жену с годовалой дочкой крестьяне спрятали на берегу Волги. Семейное предание гласит, что там и родился у Александра  сын Семён дедушка нашего героя.

По печатным источникам можно узнать, что: «прадедушка  Александр Логинович отстроил новый дом в Полянках, был страстным библиофилом и нумизматом, положив начало полянским родовым собраниям. Его библиотека носила универсальный характер, в ней были книги церковно-славянской печати, по богословию, юриспруденции, географии, истории, сельскому хозяйству, медицине, о путешествиях, а также обилие романов и другой художественной литературы. Наследовал Полянки его сын - Семён Александрович, служивший в Кирасирском полку и большую часть жизни проживший в Петербурге. Он в полной мере унаследовал амбициозный характер отца и преувеличенное представление о фамильных богатствах. За короткий срок управления своим имением он полностью его разорил, оставив большие долги.   Поэтому его сын  Федор Семёнович (1796-1835), чья служба началась в Кавалергардском полку и сулила ему блестящую карьеру, был вынужден выйти в отставку, так как лишь деревенская жизнь могла поправить благосостояние семьи. « Сделавшись Спасским уездным предводителем дворянства, он делил свой досуг между службой и преумножением семейной библиотеки. Через свою супругу Глафиру Ивановну, урожденную Панаеву, родную сестру двух известных поэтов  Ивана и Владимира Панаевых, Федор Семёнович сблизился с кругом литераторов: четой Рындовских, поэтессой. А. Наумовой. Коллекционерская страсть Федора Семёновича,  выразилась в собирании древнего оружия, чубуков и трубок всевозможных видов. За свою небольшую жизнь  39 лет, он значительно обогатил библиотеку своего деда.

Страсть к коллекционированию присущая  предкам Лихачева передаётся и Ивану Фёдоровичу. Увлечённость, любознательность, открытость, преданность делу  эти черты характера, будущий адмирал получит  в семье. В детстве  перед глазами пример   матери, которая рано овдовела  и,  несмотря на трудности, смогла поднять и поставить на ноги шестерых детей.  Её набожность  и скромность  передаются   будущему адмиралу.  После освобождения крестьян 1861году  Глафира  Ивановна произвела раздел наследства между своими сыновьями, сама отойдя  от управления имением, удалилась на жительство в Свияжский монастырь. Где позже найдет  последний приют  и её сын Иван Фёдорович Лихачёв.

Жизнь и военная деятельность Ивана Фёдоровича Лихачёва

31 марта 1826 года в семье отставного кавалергарда Фёдора Лихачёва в его имении Полянки в Спасском  уезде Казанской губернии родился сын Иван. В семье, где он родился,  было шестеро детей Борис, Андрей, Пётр, Логин, Екатерина.   « Когда мальчику исполнилось девять лет, от воспаления легких неожиданно умер отец: все заботы  о воспитании шестерых  детей легли на плечи матери, Глафиры Ивановны, женщины с крепким характером.  Ей,  правда, не удалось восстановить расстроенное хозяйство их имений и дать всем детям хорошее воспитание.  Будучи старшим ребенком, Иван  очень рано узнал о материальных затруднениях в семье и на всю жизнь сохранил сознание необходимой бережливости и ясное понимание значения материальной обеспеченности и труда.  Общее образование мальчик получил дома и тринадцати лет был принят в один из старших классов Морского кадетского корпуса. Видимо из-за материальных трудностей  Глафира Ивановна определила  старшего сына на морскую службу. Решающей, вероятно, стала забота матери о будущей судьбе Ивана Федоровича, который не мог рассчитывать на богатое наследство.

В 1843 году Иван Лихачёв, которому шёл восемнадцатый год, производится в первый офицерский чин – мичмана. Однако на флот он попадёт годом позже:  его как лучшего выпускника  оставляют в офицерском классе, где он совершенствуется во флотских  науках.  В 1844 году юного офицера перевели на Черное море, где в течение пяти лет он прошел школу знаменитого тогда «Лазаревского флота».

Дальние плавания, влияние будущих героев обороны Севастополя — В.А.Корнилова и П.С.Нахимова — выработали у Ивана Федоровича глубокое убеждение, что для того чтобы быть полезным Родине, необходимо   постоянно учиться, знать в своей области последнее слово науки. И он жадно изучает военную и морскую историю, искусство кораблестроения, артиллерийское дело. Попутно Лихачев знакомится с основами турецкого языка и отдает дань семейной страсти к собиранию книг, посещает старинные руины, осматривает древности.  Можно сказать, что с этого времени и до самой смерти он не переставал учиться!
Перевод в конце 1849 года на Балтику дал возможность Лихачеву освоить новые ступени  морского дела. Проходя службу на бриге «Диомид», который выполнял гидрографические работы в Финском заливе и Балтийском море. Иван Федорович на деле убедился в важности их для обеспечения безопасности мореплавания. Спустя 12 лет  уже, будучи командиром эскадры, он в письме к главе морского ведомства выразит это убеждение следующим образом: «Гидрографические работы составляют одну из священных обязанностей флота».   Осенью  1849 на корвете «Оливуца» Лихачев отправился из Кронштадта в свое первое кругосветное плавание на Камчатку.  Здесь на Камчатке корвет по распоряжению генерал-губернатора совершил два рейса  по реке Амур  в район зимовья Петровское,  где базировалась экспедиция  Г.И. Невельского.  Так,  произошла   встреча  Невельского и Лихачёва,  в печатных источниках, говорится, что они не понравились друг  другу. 14 октября  Иван Федорович  становится капитаном  «Оливуции», так как командир корабля капитан-лейтенант И.Н.Сущев  погиб. Свободное от плавания время Иван Федорович посвящал изучению здешних мест. Его интересовало буквально все: история края, его быт и культура, навигационные условия, гидрометеорологический режим района, места удобных якорных стоянок. Его службе на флоте  удивляет,  он быстро учится у корифев морского дела, проявляет мужество и смелость в  нестандартных ситуациях, берёт часто ответственность на себя.

В марте 1853 года капитан-лейтенант Лихачев по состоянию здоровья сдал командование корветом Н.Н.Назимову и из Аяна возвратился через Сибирь в Петербург, где временно получил должность помощника редактора журнала «Морской сборник».

Но молодого офицера в скором времени переводят на юг, где началась Восточная (Крымская) война.  Ивана Федоровича назначили флаг-офицером начальника штаба Черноморского флота вице-адмирала В.А.Корнилова.   Лихачёв участвует в морских сражениях. Затем на его долю выпала ответственная обязанность составления  плана - эвакуации защитников  города Севастополя.  «Накануне оставления Севастополя 26 августа 1855 года капитан 2 ранга Лихачев, распоряжался на переправе. За день до этого Иван Фёдорович получил сильную контузию, но командный пункт покинул лишь с уходом последнего отряда. Наградой за примерность и отличие были ему два ордена: Святой Анны 2-й степени с мечами и  Святого Станислава с императорской короной и мечами.   В августе 1856-го Иван Лихачёв становится капитаном 1-го ранга, в возрасте 30 лет.

С 10 марта 1858 года  Иван Фёдорович Лихачёв адъютант  Великого князя генерал-адмирала Константина Николаевича. Они за решительные преобразования на военном флоте России.Его внимание снова привлек Дальний Восток.  В январе 1859 года  Лихачев подал генерал-адмиралу «Записку о состоянии русского флота», в которой  убедительно доказывал необходимость дальних плаваний судов  российского флота,  и образования в морях Дальнего Востока самостоятельной эскадры.   Он писал: «...Только не держите эти суда в наших морях, где они как рыбы, вытащенные на берег... Не ограничивайте их поприще дорогою к Амуру и обратно ... держите их в океане, в Китайском и Индийском морях, естественном поприще их военных подвигов в случае войны».

Основываясь на опыте прошедшей Крымской войны, Лихачев предложил при строительстве нового флота сосредоточить усилия на постройке броненосного флота.  «Нет сомнения, — писал он, — что та нация, которая успеет опередить другие в этом отношении, будет иметь огромный перевес в морской войне».  Именно в  это время Лихачёв предлагает создать на Дальнем Востоке постоянные морские силы России.   Анализ международных событий  подсказывает это молодому  капитану.

Шли переговоры с Китаем, правящие круги Англии и Франции предприняли попытку силой оружия установить полный военно-политический контроль над Китаем, а значит, и помешать  России, закрепиться на Дальнем Востоке.  Русский посланник генерал-майор Н.П.Игнатьев направил императору Александру II донесение о больших трудностях ведения переговоров в Пекине и просил разрешения выехать оттуда. Требовалось принять срочные меры по укреплению обороны дальневосточных рубежей России.  И.Ф.Лихачев не без основания полагал, что союзники захватят побережье нынешнего Приморского края с Владивостоком и Посьетом. Многие бухты и заливы уже были нанесены на карты французов и англичан. В начале января 1860 года в Особом комитете под председательством Александра II решено было собрать в китайских водах эскадру под командованием И.Ф.Лихачева. Вот как эти события описываются   «Получив приказание, он срочно покинул Петербург и 31 января отправился на пассажирском пароходе из Марселя в Шанхай. Там он зафрахтовал французский пароход «Реми» и вышел на нем в Хакодате. В этом порту Лихачев застал лишь клипер «Джигит», на котором выполнялся ремонт одного из котлов и транспорт «Японец». Не ожидая прибытия остальных кораблей из Николаевска-на-Амуре,  И.Ф.Лихачев, приказывает  перегрузить 100 т угля на «Японец»,  и уходит на   нем в залив Посьета. Командиру клипера «Джигит» было приказано срочно закончить ремонт и идти в Печилийский залив (залив Бохайвань) в распоряжение российского посланника. Вечером 11 апреля «Японец» отдал якорь в Новгородской гавани залива Посьета. На следующий день И.Ф.Лихачев внимательно осмотрел бухту, выбрал наиболее удобное место для военного поста и, не ожидая дальнейших распоряжений, высадил на берег команду численностью 21 человек во главе с лейтенантом П.Н. Назимовым, снабдив ее провизией на два с половиной месяца» .

Лейтенант Назимов  получил специальную инструкцию, в которой, предписывалось в случае  появления иностранных судов поднимать русский флаг и объяснять их командирам, что бухта Новгородская и залив Посьета являются собственностью России.  13 апреля транспорт снялся с якоря,  и И.Ф.Лихачев направился в Печилийский залив  формирования русской дальневосточной эскадры. Таким образом. И.Ф.Лихачев принял на себя огромную ответственность за самостоятельное выставление поста и официальное провозглашение принадлежности территории залива Посьета к России. Он рисковал всем: своим положением, удачно складывающейся карьерой, возможно, было  бы исключение со службы и отдача под суд. Но удача и на этот раз сопутствовала мореплавателю. Великий князь Константин Николаевич, узнав о происшедшем, написал Ивану Федоровичу: «Ты совершенный молодец, и я обнимаю тебя мысленно от всей души!.. Все письма твои я давал читать государю, и он в высшей степени доволен твоей распорядительностью и находчивостью...».

В Печилийском заливе произошло окончательное формирование  дальневосточной эскадры. В нее вошли фрегат «Светлана», корвет «Посадник», клиперы «Джигит», «Разбойник», «Наездник», транспорт «Японец» и другие корабли. «Таким образом, под моим  руководством — писал позднее И.Ф.Лихачев, — формировалась впервые независимая эскадра Тихого океана, через которую прошло впоследствии не одно поколение лучших моряков наших ».  Эскадра, сосредоточенная  в Печилийском заливе под командованием И.Ф.Лихачева, выполнила свою трудную миссию самым блестящим образом. Внезапным появлением в водах Китая она произвела должное впечатление на министров Китая, поддержала своим присутствием настойчивые представления российского посланника. Переговоры с китайскими представителями быстро приняли благоприятный для русской стороны ход. 2 ноября 1860 года был подписан Пекинский договор, который закрепил  право  России на Амур и Уссурийский край. В ознаменование заслуг в решении столь важного для державы вопроса И.Ф.Лихачеву был присвоен в 35 лет чин контр-адмирала и вручен орден Святого Владимира 3-й степени.

Сам же Иван Федорович в это время почти постоянно находится в море, много внимания и сил уделяет строящемуся  Владивостоку, обходит почти все посты и якорные стоянки Японского моря. Командующий эскадрой на месте знакомится с их оборудованием, уточняет карты бухт и рейдов, доставляет почту и обеспечивает семьи поселенцев продовольствием и припасами. Наконец задача выполнена,  и тут пытливый военный ум молодого контр-адмирала привлекли острова Цусимы. В случае устройства на них базы, они приобретали   бы важное стратегическое значение для дальнейшего развития морских сил России на Тихом океане. Острова являлись главными «воротами» во внутреннее Японское море.  В дневнике Ивана Федоровича запись: «По слухам ... англичане имеют виды на этот остров ... мы должны там их предупредить».  21 мая I860 года И.Ф.Лихачев направил докладную записку генерал-адмиралу, в которой, обосновывая выгодное значение островов как пункта маневренного базирования, предложил  послать на Цусиму одно из судов эскадры для гидрографической описи. В записке особо подчеркивалось, что осуществление этого предложения возможно лишь мирным путем. Ответ пришлось ждать семь месяцев. Командующему эскадрой предлагалось «под личную ответственность» заключить частную сделку с князем Цусимы относительно аренды участка для морской станции.  «1 марта 1861 года корвет «Посадник» под командой капитан-лейтенанта Н.А. Бирилева вошел в одну из бухт Цусимского залива.  Экипаж занялся ремонтом корвета. Отношение цусимского князя к пришельцам поначалу было враждебным, по- понемногу стало склоняться на их сторону. Уже в середине апреля на строительстве морской станции вместе с русскими матросами трудились японские рабочие, которые и возвели первые постройки. Были заложены небольшая пристань, больница, баня, казарма и другие здания». [   И.Ф.Лихачев, проверив, как идут дела у Н.А.Бирилева. В его дневнике появилась запись: «Находка прекрасное якорное место.  И все же преимущества Цусимы как незамерзающего круглый год порта в Японском море  очевидны» . К сожалению, планам 35-летнего адмирала не удалось осуществиться. О предполагавшемся занятии островов Цусима узнали англичане, правительство Великобритании заявило протест, и Россия отказалась от своего намерения. Эскадра Тихого океана не получила «свободного не -скованного моря» и беспрепятственного выхода из гаваней Приморья на морские коммуникации Юго-Восточной Азии. Только через 43 года после описываемых событий поражение русской эскадры вице-адмирала Рожественского  и Небогатого подтвердило прозорливость И.Ф.Лихачева в вопросе об островах Цусима.

В 1863 году Иван Федорович возглавил броненосный отряд на Балтийском море. На долю командира первой броненосной эскадры выпало составление и  разработка  новой морской тактики, составление свода военно-морских сигналов, специальное обучение офицеров и матросов. Три года И.Ф.Лихачев водил в походы новые корабли.  За усердие, проявленное при организации броненосной эскадры. И.Ф.Лихачева наградили орденами Святого Станислава и Святой Анны 1 -й степени с мечами. Необыкновенно способный, деятельный и предприимчивый  И.Ф.Лихачев  вызывал, с одной стороны, тревогу начальства своей самостоятельностью и неуступчивостью, а с другой — неудовольствие многих подчиненных требовательностью в отношении к службе. Беспокойного адмирала в  1869 с почестями спровадили на берег,  специально для него объединили посты морских агентов (военно-морских атташе) в Лондоне и Париже.

Иван Федорович и в новой роли на суше с рвением приступил к изучению морского и военного дела в Англии и Франции. Своими дельными донесениями и советами он значительно облегчил деятельность Морского министерства. Прошло несколько лет, а о возвращении в Кронштадт нет и речи. Награды поступают щедро одна задругой: орден Святого Владимира 2-й степени, чин вице-адмирала, орден Белого Орла, орден Святого Александра Невского, но о практическом применении полученных технических знаний речь не идет.

И только в 1882 году И.Ф.Лихачев получил предложение занять место председателя Морского технического комитета. Он приехал и Петербург, несколько дней знакомился с положением дел и ... решительно подал прошение об отставке. « Председатель Морского технического комитета «даже не имеет права в выборе судов и пр., а это самый главный и жизненный вопрос современного флота, для которого я предполагал необходимым создать  новое, несуществующее учреждение, подобное сухопутному Генеральному штабу»- пишет он в письме своим друзьям.

В 1883 году в  чине вице-адмирала И.Ф.Лихачев был уволен со службы с мундиром и пенсией. Но выход в отставку не означал для энергичного и деятельного человека, каким оставался Иван Федорович в свои 57 лет  прекращения связи с флотом. Личных проблем для него практически не существовало, так как он был богат и притом не имел семьи. Холостым он оставался до самой смерти. И.Ф.Лихачев прекрасно владел несколькими европейскими языками, свободное время посвящал изучению греческого, латинского, чешского и польского языков. Теперь большая часть его деятельности заключалась в занятиях за письменным столом. Живёт И.Ф.Лихачев в Париже и знакомит  русских морских офицеров со всеми полезными для них новинками, которые появлялись  за границей, помогал им советами, рецензировал и переводил на русский язык труды иностранных морских специалистов, изобретателей, флотоводцев. Он  теперь свободно критиковал существующие, на его взгляд, непорядки на флоте. Этого уже никто не мог запретить отставному адмиралу. Иван Федорович публиковал свои статьи в журнале «Морской сборник», газете «Кронштадский вестник» и других изданиях, оставляя их без подписи,  чтобы «они не носили никакого характера личности». Ни одно из событий в родном флоте не ускользало от его проницательного взгляда.  Например, в брошюре  «Дело о гибели броненосца "Гангут"» И.Ф.Лихачев утверждал: «Современная морская дисциплина не может быть уже тою тираническою и слепою дисциплиной, при которой мы, старики, учились службе... Она должна быть разумнее, сознательнее и человечнее».И далее, рассуждая об отношении к службе на флоте, старый адмирал отмечал, что «беда тому флоту, в котором заведется и укрепится «зараза равнодушия». По его словам,  на службе нет мелочей, которыми можно пренебречь, и тот, кто «не вкладывает всего своего сердца и всего своего помышления в исполнение службы, уже дурной слуга отечества, ибо служит,   как наемник..., а не как истинный сын отечества…….».

Ещё одна заслуга Лихачёва, состоит  в том, что он в 1891 году выкупил у вдовы своего брата Андрея Фёдоровича  и передал  в дар городу более 24 тысяч старинных монет, около 1500 книг, до 500 художественных полотен,  в т.ч. Рембрандта, Тициана, Брюллова, Айвазовского, Шишкина. Позже они составили так называемый "лихачевский фонд" и послужили ос¬новой для создания  научно-промышленного музея города Казани.  Обошлось ему это в сумму  30 тыс. рублей золотом, по тем временам сумма огромная.

Скончался Иван Фёдорович Лихачёв  15 ноября 1907 года в Париже, завещав свою уникальную коллекцию археологических ценностей еще одно увлечение адмирала и богатейшую библиотеку в дар родному городу Казани. Тело покойного было доставлено на родину, и погребено в мужском монастыре города Свияжска под Казанью.

Адмирал Иван Фёдорович Лихачёв - забытая гордость нашего края. Его именем названы мыс в заливе Петра Великого и пролив в Охотском море. Он защищал Севастополь и реформировал русский флот. За сорок лет до Цусимской катастрофы он настаивал на занятии Россией острова Цусима. Он подарил Казани богатейшую коллекцию древностей своего брата. Широко образованный, Иван Фёдорович знал английский, немецкий, французский, греческий, латинский, чешский и польский языки, увлекался археологией и историей церковно-славянского и русского языков. Высокая общая культура и компетентность в вопросах археологии позволяли ему в полной мере оценить значение собранных его младшим братом Андреем коллекций. Поэтому именно он первый настаивал на том,  что он должна быть достоянием  города Казани и русского народа.

Жизнь Ивана Федоровича Лихачева — человека, наделенного блестящими способностями, горячего патриота, могла бы сложиться иначе, попади он в другие условия. Но и в условиях царского самодержавия И.Ф.Лихачев сделал необычайно много для развития и укрепления русского флота.  Его безупречная военная  карьера, научная деятельность, щедрая благотворительность говорит о нем как о выдающейся личности. Несмотря на всё это, имя Ивана Фёдоровича Лихачёва давно  забыто.

Могила адмирала, учёного, благотворителя не сохранилась. Задача краеведческого кружка сохранить память об этом человеке в нашем районе. Его жизнь пример  истинного патриотизма, верности  долгу, делу. Жизнь человека только миг – говорят поэты. И только в памяти живых она становиться нетленной.  Хочется, чтобы о жизни адмирала Ивана Фёдоровича помнили.  Изучать Свияжский некрополь мы продолжаем, надеемся, что будут новые открытья и имена. И  пусть слова «любовь к отеческим гробам», будут не просто пустым звуком.

 

 

Последнее обновление: 28 декабря 2015, 13:14
Copyright © 2003-2017
Обнаружили ошибку? Выделите слово или предложение и нажмите CTRL+ENTER
Яндекс цитирования